Описание

Аннотация:

Рассказ из сборника "ЛИНИЯ БУГРА".


Американка.

 

Это всё.

Отъезд Маруси Тоня помнила хорошо.
Такое и захочешь забыть, не забудешь: мама так кричала, что жуть … страшно
ругалась и топала ногами … долго …
Сама Тоня была тогда ещё мала, ну что там третий класс (?!), её выставили за
дверь, а как выставили, так и началось, почти сразу …
Ох и вопила мать, ох и вопила … такой свою мать Тонька ещё не видела.
Половины слов Тонька не понимала, может быть, даже, со страху. Хотя и
уразумела, что Маруська распоследняя сука и тварь неблагодарная.
А сука бубнила что-то в ответ. И, по голосу твари Маруськи, Тонька понимала
что да, мать права: Маруська, и впрямь, и сука, и тварь, и виновата.
Потому что та оправдывалась и просила … всё время просила мать её понять …
И что на то мать? А мать сначала заклинала, просила, почти плача …
И потом уже плакала. Сильно. И после … проклинала. Ещё сильнее.
И Тонька заткнула уши, со страху, только чтобы этого не стало. И …
И, так и тряслась, про себя бубнила, пусть так будет, чтоб не было этого. Но …
Было. Тонька не знает, но … ей казалось, что мама ударила Маруську. И …
На том они и расстались. Едва крики стихли, как Маруська выскользнула во
входные двери, зарёванная и раздавленная злостью своей старшей сестры:
И не вздумай возвращаться, слышишь (?!), не вздумай …
Нет у тебя больше сестры. Нету.
Понимаешь (?!), нет больше меня у тебя.
….
Это всё.

Слова эти, <это всё>, Тонька знала слишком хорошо.
Когда мать их кричала, то после них менялось многое.
Так не стало папки.
Потом не стало дяди Лёни, отчима.
И ещё пары маминых подруг не стало.
Как и старую тётку, бабушкину сестру, сдуло.
….
Что, да как, и почему, Тоня не знала …
Она и на самом деле не знала что каждый раз случалось, потому что когда то
что-то, из-за чего ругались взрослые, случалось, она была ещё маленькой.
Слишком. И её не посвящали в подробности. Но ей очень хорошо запомнилось
что, едва стоило только матери рявкнуть <это всё>, то то что-то, или те кто-то
становились будто отрезанными. Навсегда. И то, навсегда отрезанное, исчезало
из их жизни. Да. С концами. И …
Тогда, в тот раз … аж такое: мама … отрезала … Маруську …
Маруську …
Нет, ну не Маруську же (?!), ну не их же Маруську? Нет же …
Да. Маруську. Именно их Маруську. Взяла и отрезала. С концами. Та злющая
мама. Сказала то своё страшное <это всё>. И всё. И строго-настрого запретила и
упоминать и спрашивать. И даже думать запретила. Приказала забыть. Да, так
и сказала:
Попробуй мне только раз о ней вспомнить … попробуй …
Сдам в детский дом. И … тогда это всё. 
Мир в головёнке маленькой Тоньки рушился: да что там папа, дядя Лёня,
старая тётка, тётя Света и тётя Галя, или ещё кто-то (?!), кто был и сплыл …
Это всё были такие … никакие люди … неважные … были …
Были - не были, да какая разница (?!), уже всё равно. Но …
Маруся …
Но не Марусенька же?!

Марусенька, а, вообще-то, тётя Маруся, это было круто.
Это было очень, очень, очень круто. Это было самым лучшим в их семье. Она
была такая … такая … ну … такая … какая, Тонька не смогла бы описать. Но …
В глазах крохи Тоньки Маруська была как самая красивая и лучшая артистка
из кино, портреты которых были на открытках и в журналах, на обложках и
вкладышах, которые развешивались на стенах в детских комнатах.
Как девчачьих, так и мальчишечьих.
Маруську, с детства, все звали артисткой. Сколько Тоня помнила. Но мать ей
объяснила, что та никакая не артистка. А так … полная дура и никчёмность.
Попрыгунья-стрекоза, которая не хочет работать …

Но … мама … ведь, все говорят что она артистка?!
Мама, все радуются …

Ага …
(вздыхала мать)
Господи, какая же ты у меня ещё дурёха …
<Артистка>. Ага, как же?! Артистка артистке - рознь.
Ты просто ещё не понимаешь, что так люди смеются над нею, подначивают.
Потому что редкая дура наша Маруська …
Как отколет чего … хоть стой, хоть падай, а народ и <радуется>.
Да только не радуется он, народ то, а смеётся над ней, потешается люди …
А это унизительно, потому что и над нами смеются …
Ну да, где ещё такую вторую дуру найдёшь (?!), ни у кого такой Маруськи нет …
Вот и веселятся все, словно в цирке побывали или в кино сходили …
Понимаешь, смеются не всегда, когда весело или рады …
Смеются и тогда, когда злы, или над чужим горем …
Ага, рады, радёхоньки, что это не с ними случилось, не у них.
Это тоже нехорошо, конечно, но …
Получается, что мы им всё время повод для недоброго смеха даём.

Мам … так тогда это люди плохие …

Да не совсем …
Помнишь, ты двойку получила?
(Тоня кивает, вздохнув)
Ну … теперь скажи, что ты чувствовала? Много людей над тобою смеялось?
Я, может, веселилась? Или тебе, самой, весело было?

Тонька хлопает глазами:
Мама, да ты что?
Я забыла то задание сделать, вернее, дни перепутала … и …
Это раз и было то. И что (?!), теперь так и будешь вспоминать?

Нет, я тебе показываю как оно бывает.
Никто вообще над тобой не смеялся, и ты сама переживала.

И два дня не прошло, как ты исправила ту двойку. Отработала.
А стала бы ты те двойки раз в пару дней таскать, и при этом врать и
изворачиваться, придумывать причины, то люди бы меня заклевали, а тебя б
засмеяли … и … вот и попробуй скажи, что они неправы. Но …
Ты то всё правильно поняла, и сама справилась. Верно?
(Тонька торопливо кивает)
А наша Маруська никогда и ничего не исправляет. Никогда …
Ни с двойками, ни с поступками. Она такая есть …
Она всегда делает только то, что хочется ей, и никогда не думает ни о чём …
Ни о себе, в смысле что она и себе может навредить … ни о людях …
Например, если она кого-то подводит, подставляет, или больно делает …
И ей всё равно кто и что о ней скажет. Да и ладно бы, мнение других … её дело.
Но ужаснее всего, что ей безразличны чувства тех, кому она делает больно.
Как и то, что она ничему из своих ошибок не учится, ничему …
Люди, обычно, головой думают, а не так как наша … артистка … порхает …
(мать вздыхает)
Да ладно, Тоня, мала ты ещё, вот подрастёшь, узнаешь, поймёшь.
А сейчас мне очень тяжело тебе что-то объяснять … толку то из того?
Ты многого не знаешь, рано тебе ещё некоторые вещи знать …
Ты и сама понимаешь, что детям не всё знать положено, и, потому, я тебе всего
рассказать не могу, а пока ты не узнаешь всей правды, то и смысла нет что-то
обсуждать. Поэтому просто слушай что я тебе говорю. И всё …
Да. Нет больше у нас Маруськи. Нет и не будет. Никогда не будет.
И я даже имени её не хочу слышать. Всё.

И …
Так пропала Маруся. Как и положено после тех маминых слов.

И года с три было тихо. Совсем тихо.

Маруськино <яблоко> и Тонькино
грехопадение


Как …
Вдруг …
Пришло письмо. Заграничное. Красивое. Особенное. Со множеством марок и
штемпелей. И, запросто, Тонька о нём бы и не узнала, получи его мать. Но …
Уж с полгода как почту из почтовых ящиков забирала именно она, Тонька.
А, потому, то письмо попало ей в руки.
Письмо оказалось из Америки.
От Маруси. Да-да-да, аж из Америки, и аж от самой Маруськи …
Тонькино сердце трепетало, будто скворец, попавший в силки. Рвалось, скакало
и <верещало> так, что аж уши заложило от внутреннего визга … ага … и воздуху
стало мало … со страху …
Ей-богу, Тонька испугалась. И растерялась. И что делать не знала. Потому что
задачка была не из лёгких. Это тебе не математика, а, буквально, силки.
Что же делать (?!), что?
Не читая, отдать письмо матери (?), зная, что она, скорее всего, его изорвёт и
выбросит, также, не читая. Или …
Или, всё-таки, отважиться и прочитать, и отдать матери, зная, что к валящему
сердцу, добавится ещё и гудящая жопень, потому что … мать ввалит так, что
Маруська услышит эхо ударов в той своей Америке.
Но … ведь …
(Тонька обмерла от своей собственной дерзости)
Был ещё один вариант: не сказать. Вообще ничего не говорить, а …
Или … может … как-то … не всё сказать. А, может, можно сделать и так: сначала
прочитать что там было, а уж потом сделать свои выводы. И … если что … то …
Да, если что, то ничего матери не говорить. Да, точно, так я и сделаю. И …
Ведь никто не знает об этом письме, его могли просто украсть из ящика …
Так какая разница, если никто не знает об этом письме?
Сейчас я посмотрю что в этом письме. А потом …
А потом, если что … сделаю вид что его не было … ну, если … вдруг что …

Письмо было небольшим. Но с фотографией.
А почему письмо было небольшим, поняла Тоня из следующих слов:
Привет. Много писать не буду, потому что, наверное, ты и это письмо изорвёшь,
не читая. Как и все те, что я тебе уже отправляла. Но, если, всё же, прочитаешь,
то прошу: разреши Тоньке со мной общаться. Хватит упираться, ну хватит уже.
Ну и что ты доказала своим упрямством? Ты сломала себе всю жизнь, ломала
мою, постоянно вмешивалась и только мешала. Так не мешай хотя бы ей жить.
Ей уже тринадцать. Ещё немного, и она будет взрослой. И дай ей самой решать,
нужна ей тётка или нет? Время летит быстро, и может так получиться, что я ей
пригожусь. Мне кажется, что ты ненавидишь меня за то, что оказалась неправа.
Я живу очень хорошо, и ты этого мне не можешь простить. И так мстишь мне.
Ты всегда говорила, что я сдохну под забором, а я замужем за миллионером.
Моя американская мечта сбылась. А твоя хоть одна сбылась? Уверена что нет.
И, если твоей дочери дать выбор, то ты и сама знаешь что выберет она. И это
тебе болит. Правда. Не та, которую ты людям навязываешь, а то, что они
выбирают другое, жизнь без тебя.
Но прошлое есть прошлое, и я скучаю по дому, по маме, когда она ещё была.
Я скучаю по Тоньке, и даже по тебе скучаю. И я надеюсь, что ты когда-нибудь
опомнишься …

Господи …
Тонька испугалась и перестала читать. Она задумалась над тем что наделала,
как и над теми словами, которые уже прочитала, и уже очень жалела о том, что
влезла в какую-то взрослую тайну. Но обратной дороги не было, и она пыталась
хотя бы понять о чём Маруська писала …
Что это значило, она ещё не понимала. Что хотела Маруся этим сказать?
Из-за чего они поругались? И для чего она могла пригодиться Тоньке? Хм …
Интересно … мама Маруську ненавидит, но … Маруська её … простила …
(и она стала читать дальше)
В письме несколько раз было написано, что Маруся очень удачно замужем.
Что, вроде, нашла своё счастье, но всё равно тоскует, вспоминает, и ждёт
весточки из дому, от сестры … и, она просила ещё раз, слёзно:
Прошу, передай от меня привет Тоньке. Скучаю я по ней, сильно-сильно …
….
А внизу была приписка:
У меня есть электронный адрес. Можешь писать туда, я отвечу сразу.
Это намного удобнее бумажных писем, которые неизвестно когда приходят.

Тонька так и сидела, ошарашенная новостями из Америки, и …
Не знала как ей теперь быть и что думать. Первый испуг выветрился. И … 

Если Вам понравилось произведение, то дальше придется его купить

Ваш рейтинг:

Вы уже писали обзор раньше!

Вы не можете оценить свой товар!

Американка

от  АВедьмеЖья 0 1 33
3
PDF, ZIP
27 дней назад

АВедьмеЖья

Последние просмотренные:  6 часов назад

Другие товары от АВедьмеЖья

Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie.